Услуги

КС защитил права вкладчиков, чьи договоры с банками признавались ничтожными

КС РФ признал норму Гражданского кодекса РФ о форме договора банковского вклада не противоречащей Конституции РФ, однако дал собственное толкование данной норме, запретив судам при рассмотрении дел вкладчиков, заключивших нетиповые договоры, ограничиваться ее формальным применением.

Поводом к проверке на соответствие Конституции ч. 1 ст. 836 ГК РФ о форме договора банковского вклада стало обращение граждан Билера, Гурьянова, Гурьяновой, Каминской, Савенкова, Савенковой и Степанюгиной – клиентов банка "Первомайский" и «Мастер-Банк», которые не смогли вернуть средства, размещенные в банке под завышенные ставки по нетиповым договорам.

Указанная норма ГК гласит, что договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме. При этом письменная форма договора банковского вклада считается соблюденной, если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота.

Заявители заключали договоры с банком под завышенные проценты, но не смогли вернуть свои деньги, поскольку суды признали договоры ничтожными в связи с тем, что они не соответствовали типовой форме договора и оформлению вкладов. Как выяснилось, клиенты «Первомайского» заключали договоры с директором геленджикского офиса, а вклады не были отражены в базе данных банка. 

Конституционный суд в своем постановлении отметил, что суды при рассмотрении споров по поводу банковских вкладов самостоятельно осуществляют гражданско-правовую квалификацию отношений сторон, в том числе определяют, "могут ли эти правоотношения считаться установленными, какова их природа, и юридические факты, их порождающие". Суд также указал на то, что должен учитываться уровень профессионализма сторон, отсутствие у гражданина реальной возможности настаивать на изменении формы договора и на проверке полномочий лица, действующего от имени банка.

"Суд не вправе квалифицировать, руководствуясь п. 2 ст. 836 ГК РФ, как ничтожный или незаключенный договор банковского вклада с гражданином на том лишь основании, что он заключен неуполномоченным работником банка и в банке отсутствуют сведения о вкладе в тех случаях, когда разумность и добросовестность действий вкладчика при заключении договора и передаче денег не опровергнуты", – говорится в постановлении.